16+ Роман Евгения Водолазкина «Лавр»

Разобраться в литературном многообразии и выделить для себя выдающиеся экземпляры книг могут далеко не все. А если учитывать фактор постоянного роста молодых авторов и объемы издаваемых книг, то, можно сказать, что таких людей единицы. Для того, чтобы не тратить свое время впустую в попытках откопать на страницах интернета интересующую вас книгу, мы подготовили этот цикл статей специально для вас. Доброго дня, дорогой читатель! На связи библиотеки города Лабытнанги.

Называйте это как хотите: «Списки», «Топы» или «Подборки». Мы стремимся поделиться с вами теми книгами, которые, на наш скромный взгляд, являются наиболее значимыми для всего литературного мира. Многие из них вам хорошо известны, о других вы даже не слышали, но, тем не менее, каждое из этих произведений привнесли в мир многое, за что их можно любить или ненавидеть, восхищаться или презирать, но не говорить о них просто невозможно. Поэтому #поговорим.

Не обо всех произведениях, которые изначально попали в наш список, впоследствии будет сказано и написано. После ознакомления с текстом иногда наступает такое чувство, что сказать о романе не то чтобы нечего, скорее не хочется этого делать. Не потому, что роман плох, а из-за того, что он слишком хорош. В моменты, когда ты закрываешь подобную книгу и осознаешь все, что только что прочитал, наступает период, когда поток эмоций от осознания, что ты нашел что-то настолько ценное и ни в коем случае не намерен делиться своим сокровищем ни с кем, заполняет всего тебя. Словно озарение, что то, что тебе открылось, возможно потеряется, если кто-то еще прочтет и вдохновится.
Но все это сиюминутно проходит также быстро, как и наступает. И вот ты уже, окрыленный новыми знаниями, которые, как ты думаешь, открылись лишь тебе, стараешься втянуть в этот мир нового адепта. Тебе хочется, чтобы люди поняли величину замысла сие творения, прочувствовали на себе весь каскад эмоций, что пережил ты сам. В этот раз было именно так. Закрывая роман Евгения Водолазкина «Лавр», я был уверен, что ни в коем случае не буду о нем писать. Просто потому, что книга травмировала меня, изменила, разобрала на составные части и собрала обратно, но уже по-другому, иначе. И, не желая никому подобной участи, я просто не мог себя заставить говорить о ней. Но время шло, я все больше убеждался в том, что произошедшее вовсе неплохо, даже наоборот. Приняв этот факт, я все же смог перебороть свои сомнения и излить свои мысли на бумагу. Встречайте весьма противоречивый, грандиозный, без сомнения важный, местами отвратительный, но, несмотря на все это, безумно правильный роман «Лавр» под авторством Евгения Водолазкина. Да, не стоит забывать, что он получил такие награды как: «Премия Горького», «Большая книга», «Ясная поляна» и «Портал». Кроме всего, был номинирован на премию «НОС», «Мраморный фавн», «Студенческий буккер» и «Национальный бестселлер.

Герой романа «Лавр», Арсений, был воспитан своим дедом, травником и знахарем, жившим на отшибе небольшой деревеньки под Псковом. После смерти наставника он продолжил его дело, но однажды на пороге его дома появляется молодая девушка Устинья, которую Арсений впоследствии нарёк своей женой. При родах девушка погибает, не выживает и ребёнок, а, скрывавший от жителей деревни свою возлюбленную, знахарь корит себя за то, что не смог им помочь сам и не попросил помощи у других. С этого момента Арсений говорит, что он Устин и страстно хочет лишь одного – прожить её, Устинью жизнь, чтобы искупить свою вину.
Водолазкин — специалист по древнерусской литературе, и в своем произведении он воссоздаёт привычное для нас житие святого. Если взглянуть на произведение со структурной точки зрения – да. Это жизнеописания святого, в полной мере, в котором герой, меняясь, проходит путь снизу-вверх, от мирского и грешного превращается в некий духовно-нравственный идеал. Все остальное больше похоже на постмодернистскую игру с литературой средневековой Руси. Автор намеренно стирает все границы между миром главных персонажей и миром читателя, тем самым доказывая, что мы все находимся в одном и том же мире. Взять, например, стилистические составляющие романа и используемый язык, когда древнерусский в романе переплетается с современными словами и выражениями, юродивые быстро перескакивают с «азъ есмь» на «слышь, ты», а для сравнительных оборотов нередко используется упоминание реалий из современности. Следующий, но не менее важный факт: в линейный рассказ о жизни Арсения вставлено несколько новелл, героями которых являются люди, родившиеся в двадцатом веке, но связанные с событиями основной сюжетной линии «Лавра». Ну, и последнее, что крепко держит вместе век пятнадцатый и двадцать первый – это напускная небрежность в описаниях, неточности и погрешности в вещах, местах и деяниях. Это треклятая пластиковая бутылка, которая словно сквозь временной портал просочилась на страницы романа и плотно засела меж строк.

Все эти приемы сложны и невообразимо прекрасны, они позволяют современному читателю взглянуть на подобное писание по-другому и насладиться странным повествованием. Но, в первую очередь, все эти приемы наводят нас на мысль о главном, а именно изначально задуманной концепции произведения — нет никакого прошлого, настоящего и будущего! На шкале времени нет обозначенных важных вех, дат и событий, потому что и шкалы-то никакой не существует. Средневековый человек не измерял время, не подписывал важные даты в календаре, не засекал минуты, не смотрел от скуки на часы. Поэтому героев «Лавра» в их мероприятии, ожидание конца света, а значит и времени, в 1492 году изначально ожидал провал. Весь этот временной парадокс, сюрреализм буквально слеплен из отдельных, аляпистых, намеренно накладывающихся друг на друга кусочков «времён» и героев, потому что целое можно слепить только из множества частностей, а в данном случае, человеческих жизней и даже отдельных событий из них.
Но на фоне всего происходящего в романе всплывают некоторые факты, что приводят лично меня в некоторое замешательство. Те изменения, что происходят с главным героем – отрицания себя, поиски решения и становление святым, чрезмерно набожные и жутко наигранные. Все скитания Арсения — стал он юродивым, обитал у монастырской стены, питался подаяниями, слонялся по городу, расцениваются людьми как поступки, приближающие его к Богу. Отправился паломником к святым местам — какой чудесный! Закрылся в келье — вот это человечище, всем бы таким быть! Для многих духовное совершенствование – это важный процесс и все поступки, совершенные с этой целью должны быть «чистыми», «непорочными», и быть во благо чему-то возвышенному. Но в данном случае корнем всех скитаний и мытарств является грызущее и распирающее чувство вины, что с годами становится сильнее, а потому герою приходится менять варианты своего искупления, чтобы получить своеобразную «индульгенцию», чтобы, так сказать, соответствовать. И ведь не добрые дела ради «Дел добрых» творит Арсений. Эти поступки нужны ему самому, чтоб чувствовать себя лучше, а «доброта» лишь побочный продукт. И здесь мы подбираемся к самому главному – непреодолимому человеческому эгоизму, который проявляется даже в таком действии, как отказ от собственного «Я». Этот поступок ничто иное, как попытка стереть раздирающее изнутри чувство вины за содеянное. Нет в этом ничего святого.

Подведем итоги — читать это творение я рекомендовать буду, невзирая на все «но», оно того стоит. Правда, для начала было бы неплохо ознакомиться с другими произведениями автора. Так как неподготовленному читателю будет сложно привыкать к его стилю. Для начала отлично подойдет роман «Авиатор». Этот шаг позволит вам полноценно насладиться «Лавром» без этапа привыкания.
Романы «Авиатор» и «Лавр», а также другие произведения автора, можно найти на полках наших библиотек и на нашем сайте в разделе электронный каталог. А мы с вами прощаемся, до следующей недели. Всего хорошего!
#поговорим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.